Продукты, как легализованный наркотик

Продукты, как легализованный наркотик
Продукты, как легализованный наркотик

В издании New York Times журналист Майкл Мосс провел три с половиной года за работой на тему того, как большие предприятия пищевой индустрии вредят своим покупателям. Они штампуют продукты, которые подрывают здоровье тех, кто их ест. Мосс брал интервью у сотен настоящих и бывших работников пищевой промышленности: химиков, ученых, поведенческих биологов, технологов пищевой промышленности, маркетологов, упаковочных дизайнеров, топ-менеджеров и лоббистов. То, что он обнаружил, было пугающе: труд данной промышленности состоит из хорошо оплачиваемых, умных, представительных специалистов, цель которых направлена на изготовление еще более нездоровой пищи. Ну а тем самым, у нас, как у обычных потребителей, начинаются проблемы со здоровьем, ожирение, диабет и прочие «прелести» нездорового питания.

В результате представительницы прекрасного пола начинают мучить себя различными диетами, эффективность которых не так уж и велика, тем более когда вам уже за 40. Правда, сегодня существует профессионально разработанная методика плавного снижения веса, которая основана на 25-м кадре.

Центральным тезисом Мосса выделяется то, что нездоровая пища является легализованным видом наркотика. Сознанием покупателей манипулируют три ключевых компонента: соли, сахара и жиры. Они действуют так же, как наркотики, идя по тому же пути в нервной системе для достижения центров удовольствия в мозге. Пищевая промышленность и индустрия напитков создали гибкие формулы для бесконечной процессии прибыльных продуктов. Как Мосс объясняет, точные формулировки привыкания к нездоровой пище (и напиткам) не случайны, а рассчитаны и усовершенствованы учеными. Те хорошо знают, что они делают. Их работа заключается в создании необходимой «точки блаженства», точного количества сахара, жира и соли, способного гарантированно «отправить потребителя на пик удовольствия и привыкания». Тем не менее, в США и Великобритании характеристика насыщенного жира, как чего-то очень вредного, ставится под сомнение.